Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

алилуя

Умер Песков....

Вроде совсем недавно я подрабатывал в Графском заповеднике, так раньше по-старинке называли
Воронежский и приезжал туда Песков, и были долгие разговоры, анекдоты, легкое застолье, рассказ Рябова о его любимых волках, дудение в стекло керосиновой лампы, вездесущие и кровососущие комары, кепка
Василия Михайловича, в такой же долго- долго ходил Потапов, он и сейчас в заповеднике работает....а фамилию директора заповедника запамятовал, кажется Кестор... и было это почти 40 лет тому назад. Земля тебе пухом Василий Михайлович.
я смотрю как вы дышите.

Renyxa

Посмотрел картинки с Русского марша, подумал глядя на флаги, что монархисты идут Кремль забирать обратно. Чертовски странно на все это смотреть, как и на мусульманские коврики и жесты римских граждан, ах, ну да Третий Рим. Кто патриции, а кто рабы... легионеры в латах из пластика и с мечами из резины. Кто-то считает себя Брутом, отачивающим вместо кинжала язык. Варвары с Кавказа. Павел заблудился, идя по советам глонасса. Клацканье фотоаппаратов, сколько бы блогеров сбежалось бы к месту казни Христа? Топовые снимки вошедшее в историю. А отключи электричество и вся эта цивилизация вернется к наскальной живописи. ЖЖ в камне. Топовые пещеры, вход две раковины.
я смотрю как вы дышите.

Козополянский.

Дали в руки кнут да дыряв зипун,
В пастухи меня, дурня, отдали.
А.Н. Майков
Деревенского пастуха с легкой руки директора сельской школы прозвали Козополянским. Фамилия Козополянский принадлежала профессору Университета, где учился будущий директор. Профессора и деревенского пастуха обьединяло одно чудачество. Они ходили босиком. Зимой и летом. Если у профессора была под хождение босиком подведена теоретическая база, то пастух отделывался незатейтивым от: пошли вы нахер до: мне так удобней. Пастух Козополянкий слыл местным чудаком прочитавшим все книги в сельской библиотеке и пьяницей. Летом он пас коров, а зимой работал в кузнице. Там наверно было тепло его босым ногам. Я был отдан дедом в подпаски Козополянскому. Работа была простая. Сложнее было рано утром просыпаться. Коровы дружно шли в известном им направлении. Были конечно строптивые, но щелчок кнута их усмирял, а серьёзный лай добродушного на вид Цыгана не давал им шанса проявить ещё раз свою строптивость. Мы выходили на луг, коровы принимались за работу-жевали траву. Деваться им было особо некуда, с одной стороны была река, со второй овраг, а с третьей мы на бугре. С четвертой стороны была пыльная дорога, где бдил Цыган. Козополянский стелил на землю брезентовый дождевик, я шел к роднику, где ставил в холодную воду свою бутылку молока и бутылку самогона пастуха. Мы с Козополянским разговаривали за жизнь. Моя была как куцый хвостик, а у пастуха богатая событиями почерпнутыми из книг и наблюдений за деревенской жизнью. Поэтому в основном я слушал, после обеда выпив самогонки он ложился спать и я оставался за старшего. Цыган сваливал со своего поста и ложился рядом со мной. Во сне у него подергивались лапы и он поскуливал и порыкивал. Я читал журнал "Сельская молодежь" и посматривая на коров отмахивался от слепней. Потом Козополянский просыпался, шел умываться к роднику, допивал остатки самогонки, закусывал молодым чесноком, втягивал себя воздух, поднимал руку, оттопыривал указательный палец с широким ногтём и с придыхом торжественно произносил
-Фитонциды!
Ближе к вечеру мы гнали коров обратно, они тяжело брели и при виде околицы деревни начинали дружно мычать, жалуясь на переполненое вымя. Деревенские собаки стервозно лаяли, кнут Козополянского щелкал, пыль стояла столбом, Цыган лениво бежал впереди задрав свой черный хвост, похожий на потрёпаный в бою пиратский флаг.
Однажды Козополянский меня удивил своим рассказом. Покуривая козью ножку он мне поведал о том что хочет вывести породу лошадей. Это будут особенные лошади. Зелёные.
-Зачем?-наивно спросил я.
-Это красиво. Я об этом у одного писателя прочитал, Вересаев его фамилия. Книгу напишу как разводить. Денег заработаю. Крышу сестре починю.
-А где ты лошадей возьмёшь для разведения?
-У цыган уведу.
Лето закончилось. Я уехал в город учится в школе. И так мне запомнились эти зелёные лошади, что они мне иногда ночью снились.
Изумрудного цвета, с золотистыми гривами и жемчужными копытами.
Поздней осенью от деда пришло письмо, что Козополянский напившись пытался украсть лошадь у цыган, но они его поймали и избили. Дед писал, что пастух от побоев помер, перед смертью просил привет тебе передать.
Я видел могилку Козополянского, жестяной короб с красной звездой. Хотел пририсовать зелёную лошадку, но постеснялся, да и художник я никакой.
я смотрю как вы дышите.

Я хотел убить

В этот год мама не поехала с папой на Памир. Она упала на Воргольских скалах. Её рука была в гипсе. Посуду мыл я. Папа поехал один. Там он познакомился с женщиной и домой не вернулся.
*******************************************************************************
У него были руки покрытые рыжеватым волосом, на коже веснушки. Он приходил вечером к моей маме и оставался ночевать. Фыркал в душе.Утром мама в запахнутом наглухо халате курила на кухне. Синий дым лениво уплывал в форточку. Она щурила глаза. Я делал вид, что сплю, хотя жутко хотелось в туалет.Соседи гремели чайниками и прятали усмешки. Квартира была коммунальной.
Во дворе знали, что к моей маме ходит мужик. Витек молча протянул мне заточку. Он знал что делает, ему было 19 лет и он вернулся с Зоны. ... Ручка заточки была удобна и шершава.
Спасибо я не сказал. Просто кивнул головой. Витек хлопнул меня по плечу. Заточка лежала в кармане моих штанов, я был уверен в себе.
Ждал я его в подьезде. И он пришел с улицы, от него пахло цветочным одеколоном и сигаретами. Я ткнул его с короткого замаха в правый бок. Заточка попала в ремень и ушла вверх. Из царапины моментально пошла кровь. Ткань его рубашки набухла кровью. Он отвесил мне оплеуху. Я упал.
Он ушел. Заточку я вернул Витьку. Он с ухмылкой сунул её в карман. У меня потом был отчим, но это другая история.
я смотрю как вы дышите.

Природа Израиля.

Забудте удочки, тут сачок нужен. Сомики, однако. Прям неудобно перед ними...

Collapse )
А эти журавли, может из России... Увидел, да что говорить...Они курлылычат. Божешь ты мой...........................

Collapse )
Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле
я смотрю как вы дышите.

Понедельник. .

Леха Бурмистров служил в пожарной охране. Проверял пожаростойкость и пожаровыносливость. Писал акты, выписывал штрафы. Был поджар, многие дамы принимали его за военного. Небольшая орденская планка на зеленом кителе выглядела строго и просто. У Лёхи были седые волосы. В 30 неполных лет. У Лехи была мечта, стать инспектором уголовного розыска. Все сыскари его отговаривали. Бродить в потемках статистики и Кодекса, приходить домой в порваной рубашке и с бланшем под глазом, с запахом алкоголя и переживать, как в кино "а этот не до жил до понидельника",не имея в виду футболиста-А, заметить А,как хорошо, что тебя ещё понимают. Он писал рапорт за рапортом.
Это был понидельник. Я сидел в приёмной полковника внутренней службы Краснова, начальника отдела кадров ГУВД Мосгорисполкома. Был вызван на очередной разнос и уведомление об неполном служебном соответсвтвииииии. В то время я числился за спецгруппой МВД СССР и вопли лысого мне были пофигу, шли обычные "чиновьичьи" баталии. Мой рапорт на увольнение болтался на уровне недосигаемом Краснову. Хотя он и я знали, что встретимся с рапортом у него в кабинете и отыграется он на мне по-полной. Вопрос времени...и обстоятельств.
Бурмистров вылетел из его ебинета как ошпареный. В руках он мял свои орденские книжки.
-Барбосыч. пойдем вмажем.
Кто ж откажется, если тебя приглашают. Если кто знает, то выйдя из бюро пропусков главка прямо- резко направо и пройдя скверик и магазин хозтоваров(слева по ходу двмжения). перейдя дорогу - вы упретесь в пельменую. В те времена, ну очень не плохую. С водкой и пивом. Водка у тёти уборщицы, пиво от пельменной.
-Ты знаешь почему я седой?
Когда Леха был маленький, то его призвали в ПВО. И послали в Африку. В джунгли, сбивать самолёты. С мясом были проблемы. Африканцы нам сказали, будет вам мясо с рисом. И мы ели мясо с рисом. Потом оказалось, что это была змея, большая такая, удав. Они его на веревки повесили и по куску каждый день нам отрезали. Увидел-чуть не умер. А клещи, а тараканы, что летают... А джунгли...Влага, ты знаешь, что такое влага?!
А бомбёжки!
-Ну, чего Краснов?
-Я еврей по матери, к оперативной работе допущен быть не могу. Так и сказал. Прямой полковник.
-А я по жене, но допущен.
И мы вмазали. За нашу и вашу свободу. Песни пели, нам подпевали. Знаете кто, зеки. Понидельник, для тех кто понимает. СИЗО рядом.
я смотрю как вы дышите.

ПонЕдельник. .

Леха Бурмистров служил в пожарной охране. Проверял пожаростойкость и пожаровыносливость. Писал акты, выписывал штрафы. Был поджар, многие дамы принимали его за военного. Небольшая орденская планка на зеленом кителе выглядела строго и просто. У Лёхи были седые волосы. В 30 неполных лет. У Лехи была мечта, стать инспектором уголовного розыска. Все сыскари его отговаривали. Бродить в потемках статистики и Кодекса, приходить домой в порваной рубашке и с бланшем под глазом, с запахом алкоголя и переживать, как в кино "а этот не до жил до понедельника",не имея в виду футболиста-А, заметить А,как хорошо, что тебя ещё понимают. Он писал рапорт за рапортом.
Это был понедельник. Я сидел в приёмной полковника внутренней службы Краснова, начальника отдела кадров ГУВД Мосгорисполкома. Был вызван на очередной разнос и уведомление об неполном служебном соответсвтвииииии. В то время я числился за спецгруппой МВД СССР и вопли лысого мне были пофигу, шли обычные "чиновничьи" баталии. Мой рапорт на увольнение болтался на уровне недосягаемом Краснову. Хотя он и я знали, что встретимся с рапортом у него в кабинете и отыграется он на мне по-полной. Вопрос времени...и обстоятельств.
Бурмистров вылетел из его ебинета как ошпаренный. В руках он мял свои орденские книжки.
-Барбосыч. пойдем вмажем.
Кто ж откажется, если тебя приглашают. Если кто знает, то выйдя из бюро пропусков главка прямо- резко направо и пройдя скверик и магазин хозтоваров(слева по ходу движения). перейдя дорогу - вы упретесь в пельменную. В те времена, ну очень не плохую. С водкой и пивом. Водка у тёти уборщицы, пиво от пельменной.
-Ты знаешь почему я седой?
Когда Леха был маленький, то его призвали в ПВО. И послали в Африку. В джунгли, сбивать самолёты. С мясом были проблемы. Африканцы нам сказали, будет вам мясо с рисом. И мы ели мясо с рисом. Потом оказалось, что это была змея, большая такая, удав. Они его на веревки повесили и по куску каждый день нам отрезали. Увидел-чуть не умер. А клещи, а тараканы, что летают... А джунгли...Влага, ты знаешь, что такое влага?!
А бомбёжки!
-Ну, чего Краснов?
-Я еврей по матери, к оперативной работе допущен быть не могу. Так и сказал. Прямой полковник.
-А я по жене, но допущен.
И мы вмазали. За нашу и вашу свободу. Песняка давили специфического, нам подпевали. Знаете кто? Зеки. Понедельник, для тех кто понимает. СИЗО рядом.
я смотрю как вы дышите.

В гостях у друзов и Барбоса.

Cказала мне жена, в воскресныйв шабатний день пойдем...и мы поехали к друзам http://religion.babr.ru/islam/druz.htm, есть рядом с Хайфой две деревеньки.
Ходили по магазинам. Восток был, но только Дальний, всякое Фень-Его-Шу

Collapse )
Но правда под сенью "Кока-Колы" арабская бабУшка пекла блинчики:

Collapse )
Попили кофе, средней паршивости, но с кардомоном:

Collapse )
Поели местных сластей:

Collapse )
Кругом были глаза, очевидно Масад и прочий ужОс:

Collapse )
Потом попали в это милое заведение, у которого оказались подвалы и зазывалы:

Collapse )
Где мы и купили это:

Collapse )
И это, писаное маслом-это вам не хухры -мухры:

Collapse )
А потом полочки, горшки, растения, а затем сверление, мелкие ссоры и проч. прелести семейной жизни.
Результат -Восточное отделение БарбосовкиТретьяковки...

Так и живем. Пошел пить пиво работать, приду скоро.....
  • Current Music
    Хабиби, хабиби, хабиби!!!
я смотрю как вы дышите.

Как я был...по следам гр. Самуэля К.

Русскоязычным журналистом в Израиле стать легко. Общий уровень "русской" прессы на уровне многотиражной газеты " Совесть лампочки Ильича". И человек связывающий два слова с третьим идет на "ура". Хотя надо признать, что безусловно есть на этом общем фоне безнадежной провинцальности, люди умеющие писать, но их очень мало. Да и пишут они неровно, что выдаёт их с головой, как кичливых непрофессионалов.
Все началось неожидано, с грыжи. Операцию сделали быстро, на следующий день отправили домой, спасая койко-место для следующей жертвы израильского здравоохренения.
Ходить я не мог,поэтому дома пользовался популярностью. Меня показывали соседям, рассказывали обо мне по телефону. Собака не сводила глаз, коты как сфинксы сидели в изголовье. Дети, проходя мимо моей комнаты участливо спрашивали
-Ну как ты, папа?
В ответ получали жест товарища Гагарина, сходящего с борта самолета в очередной банановой республике, куда он прилетел за 1235 орденом. Дети были довольны, отметились. Я тоже, помнят папу.
Было скучно. И решил писать, в газету. Дело в том, что в этом отрезке своей жизни я был израильским предпринимателем, поэтому пока я болел, то денег мне особо не капало. Про что писать проблем не было. "Бизнес" мой состоял в укорачивании травы, подстрижке кустов, посадке(совсем близко к одной моей профессии) растений. Про то, какие растения есть в Израиле, как за ними ухаживать и т.п. я и царапал. Правда из хулиганских побуждений предварял полезные советы всякими байками. Короче меня печатали. Потом процесс стал усугубляться. Я выздоровел. Мы начали создавать в Кармиэле русскоязычную школу, но я еще стриг садики - огородики и пописывал в газету "Вести на Севере"". Популярность шла впереди меня, я еле успевал за ней. Позвонили с радиостанции "Голос Израиля" и предложили по средам рассказывать о пестиках и тычинках. Денег правда не предложили. Обьяснив, что они государственая радиостанция и самим еле на кошерные продукты зарплаты хватает. Я не устояв перед обонянием(какие духи!) у предлагавшей сотрудничество тетечки, согласился. Потом страдая от нехватки тем, обо написали статью "Как хорошо быть садоводом в Израиле". Кто б сомневался, в +40 на свежем воздухе получать шоколадный загар занимаясь физической работой. Сама бы дура попробывала! Потом позвонил будущий зам мэра и сказал, что я пишу однобоко, все про траву, да про траву. С испугу я подумал, что он предложит торговать "снегом", типа денежней. Обошлось, он хотел чтоб я его увековечил, а уж с редактором, чтоб напечатали, все оговорено. Не написал, не вышел каменный цветок, а то что вышло печатать не стали. Следующим был некий равин из партии "Изменим всё", он охмуривал меня как известный ксенз, но у меня не было желтых краг и я уехал на личной "Антилопе-Гну", предварительно пожав пухлую ладошку одного высокомерного бывшего профессора, который ныне депутат. Потом мне позвонили из торговой сети, мастерской по ремонту садовых инструментОв, из кибуца где из дерьма делали удобрения-предложение было одно, ты пишешь, а мы газете поможем материально, ну а ты там поделишь материальное с кем надо.
И я понял, надо сваливать. Потому как Барбос начнет говорить с азербайджано-молдавским акцентом, а выкусывать блох по команде. И еще, тьфу-тьфу потянет в Бобруйск. Тем паче, что перо падало из ослабевших рук, и редактор сказал
-Ну сколько можно писать про розы?
Если тема исчерпана, то надо закрыть фонтан. Что я и сделал. И не жалею.