Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

я не цыганка,

будущего не знаю. Одна милая тетя моргая, сказала что я помру лет в 45, милый мальчик, что прикопал фугас у обочины по дороге в Герат наверно думал, что вам русские свиньи привет от чувака по имени Аллах. Я больше 35 лет слышу, что- тебя, русский, руси и т.п. убьем, зарежем, дадим по башке и трахнем во все щели. Что я могу могу сказать... Жив, здоров, щели тоже целы, геморой не беспокоит. Это я к тому, что русские -они ребята простые, без заморочек. Я не поклонник Путина и всех этих шествий с власовским знаменем на Красной Площади, но уж если выпала доля такая, то сопли утрем и выживем, не в первый раз, что конечно. Лично мне обидно. Но что делать, такая, блядь, планида. С наступающим Новым Годом. И удачи нам всем.

Выводы

по последней полемике, что я не могу с детьми общаться. Разучился, а скорее возрастное. Постараюсь не полемизировать и вообще держаться подальше от этой помойки, что зовется ЖЖ.

Жаль, что

по возрасту даже в добровольцы не возьмут. Ну тут потихоньку собираем нашим ребятам то что нужно. Я на работе, а жена повезла коробок.. На фотке, типа я дембель....10314633_732002676839013_7151098657615742254_n
а по хлеборезке?

Крым-это детский сад.

Знаете, если бы на/в Украине было бы совсем плохо, то всякие там зеленые вежливые человечки уже кучковались около АЭС, а не курортах Крыма. И если бандеровцы были отморозками типа милых арабесков, то они немножко бы резали охрану АЭС, по слухам не получившую зарплату за 2 месяца. Если бы я был бандеровцем, читай директором, то захватил бы АЭС в Ровно и все было бы ровно.
И с амерканскими ТВС тоже-)

Запах земляничного мыла.

Смуров слово депрессия слышал, но вот термин похмелье ему ближе и роднее был. Вчера он усугубил после заслушивания, где его ругали за низкие показатели по раскрываемости и велели исправиться. На что сыщик ответил привычно-бодрым
-Есть.
К вечеру он разминал кисть руки, уставшую от писанины и тупо разглядывал папки с висяками разложенные на его столе. Своим светло-коричным цветом они напоминали детскую неожиданность.
-Жизнь говно, а люди твари-вслух произнес Смуров. Стены кабинета покрашенные в темно зеленый цвет не ответили эхом. Они и не такое слышали.
И Смуров, чтоб отвлечься, стал мечтать. И мечталось ему о избушке, на берегу широкой реки, что течет неторопливо. Вокруг лес. Жизнь простая и без затей. Ловить рыбу, бродить с ружьем в поисках дичи, топить холодными вечерами печку, засыпать накрывшись лоскутным одеялом, глядя на отблески огня из поддувала и слушая комариный звон.
Смуров вообще мечтатель был. Он иногда так мечтал, что действительность подергивалась дымкой и исчезала в тумане небытия. Мечты же становились реальностью, обретали краски, запахи и жилось в мечтах тихо и уютно. Смуров любил это пограничное состояние. В действительность он возвращался бодрым и отдохнувшим, правда где-то в глубине души лежала легкая горечь по несбывшемуся.
Вырвал сыщика из туманного небытия криминалист Вартанян. Сверкая глазами и потряхивая головой он с порога закричал
- Ты тут сидишь, а я тут с девушками познакомился. С двумя. Понимаешь?
Смуров понял. Дела были засунуты в сейф, ключи звякнули, шлепнулась печать на пластилин и две веревочки торчащие из-под пластилина весело качнулись. Две бутылки портвейна и шоколадка легко поместились в портфель, выданный руководством для хранения агентурных дел.
За трамвайным кругом, что был рядом с Проездом Братьев Черепановых стояло женское общежитие.
Смуров и Вартанян солидно кивнули вахтерше. Бутылки предательски звякнули. Вахтерша глянула на их удостоверения, вздохнула и махнула рукой. В коридоре общежития пахло жареной картошкой и земляничным мылом.
Девушки оказались водителями трамвая. Вартаняну досталась полненькая, Смурову худенькая. На столе, покрытом клеёнкой в красную клетку дымилась сковорода с жареной картошкой, высился горкой крупно порезанный черный хлеб, банка с маринованными огурцами сверкала стеклянными боками.
Выпили за знакомство, потом за мир во всем мире. Вартанян рассказывал о достижениях науки, которые он почерпнул из журнала "Наука и жизнь". Смуров и худенькая налегали на закуску. За окном звенели трамваи, постукивая колесами на стыках рельс. Вартанян и толстушка ушли в соседнюю комнату, которая была свободна.
Худенькая обхватила руками острые колени торчащие из под цветного халатика и закурив сказала
-Я так ненавижу водить трамвай. Ездишь по кругу. Знаешь, я пони на ВДНХа видела, он детей катал. У него глаза такие как у меня-она помолчала и добавила-Несчастные.
Смуров посмотрел ей в глаза. Глаза как глаза. Карие. У Смурова такие же.
И он решился. Рассказал о своих мечтах и ухода от действительности. Худенькая погладила его по голове.
-А знаешь, я тоже мечтаю. У меня над кроватью картинка висела. Прага. Ну там шпили, церковь, крыши. И небо такое голубое. Мне её папа подарил. Хочу я там оказаться. Что бы смотреть из окна на все это, кофе пить и сигаретку покуривать. А внизу пусть трамвай едет, в память о прошлой жизни.
Глаза худенькой затуманились. Смуров этого не видел. Он в избушке печку разжигал. Дрова сырые были, дым глаза ел. И в избушке почему-то пахло земляничным мылом.
************************************************************************************
Через 35 лет Смуров стоял у окна в гостиничном номере. В руке у него была чашка кофе, в пепельнице дымилась сигарета. Из окна пражской гостиницы виднелись острые крыши домов, резной силуэт храма Петра и Павла рвался ввысь. Внизу, под окном, позвякивая и кренясь на повороте спешил трамвай, тот самый с красными боками и желтой крышей. Смурова что-то беспокоило и заставляло нервничать. И вдруг он понял чего не хватало- запаха земляничного мыла в избушке, что на берегу широкой реки.
хмурится не надо.

Чурбанов умер...

очевидно, что из знавших его людей, скажут, что он жертва системы. Я не соглашусь, человек бросивший двух детей и жену, ради пожеваной бляди, он сам выбрал себе судьбу. Щелоков, в отличии от этого карьериста был настоящим офицером, что бы сейчас о нем не плели, он то и жертва системы.... А ведь папа Чурбанова не зря отправил сына в ПТУ и не ради будущей карьеры дитяти, а чтоб понюхал, чем хлеб пахнет..., на пользу не пошло...
судьба....
хмурится не надо.

Боже, спаси Америку.

"Нетерпимость – болезнь, порождённая невежеством"-так отреагировало Посольство США в России на ныне удаленный коллажик из Twitter Родниной. Тот самый, с бананом и г-ном Обамой. Цитата принадлежит милому человеку Джефферсону, отцу основателю США и одному из авторов Декларации Независимости. Правда, как-то милые дипломаты забыли, что друг черных Томас до конца своей жизни имел около 600 рабов, в его имении проживали около 100 рабов, а наибольшее число рабов там было зафиксировано в 1817 году – 140. И труд этих черных обеспечивал благосостояние и свободу полета мысли автора. Такой вот, банан.
ЗЫ Очевидно, что дипломаты начитались детских книжек, типа "The Way of an Eagle", а стоило бы почитать письма Томаса, где он четко пишет о том, что надо инвестировать деньги в рабов- "Я не несу никаких убытков от их смерти, но рост прибыли моей плантации на 4% ежегодно обусловлен увеличением их численности". Уж не говоря о том, что как чернокожих мальчиков в возрасте от 10 до 12 лет секли кнутами, заставляя их работать на гвоздильном производстве Джефферсона, на доходы от которого в поместье закупали продовольствие. Абзац об избиениях детей был изъят из книги под названием "Jefferson’s Farm Book"(1953?)
скучное

Сталинград и дальше...МемуарЪ для детей.

В годах начала 60-х прошлого века на школьном грузовике мы поехали в путешествие. Для тех кто не читал Рыбакова и не знает кино "Друг мой Колька", могу сообщить, что практически в каждой школе был грузовик. И старшеклассники его осваивали, вызывая у нас, малолеток благоговение перед словами-перегазовка, капот и карбюратор. И вот в начале 60-х на нашем "газоне" мы выезжаем в Волгоград, потому как после 8 класса, тем кто будет учиться в 9-10 положено путешествие. Время было такое, что Сталина ругали, официально. а по жизни Хрущова, потому как все вспоминали понижения цен при Сталине и вспоминали почему-то Булганина, человека в зеленом френче.... Номера на машинах начинались на букву "C", т.е. город конечно Волгоград. а вообще-то все говорили Сталинград, хотя нудно обсуждали желтую руку держащую факел и железобетонность Матери -героини. От этого путешествия у меня осталась рама от пистолета ТТ на которую я случайно наткнулся во дворе школы, в спортзале которой мы ночевали пару дней. Каски и кости были явлением обычным и не интересным.