Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

я смотрю как вы дышите.

судьба...

Кэрол Ломбард использовала свое звездное обаяние, чтобы ей, её матери и секретарше позволили остаться в самолете, из которого высадили остальных пассажиров для размещения воинского персонала. После вылета из Лас-Вегаса пилот не сумел набрать достаточную высоту, и самолет врезался в гору Тейбл-Рок, развалившись надвое.

я улетаю

в синем небе самолет...

Я остановился на обочине шоссе и завороженно смотрел на этот самолет..., то что творил этот летчик...уму не постижимо. Он летал между трубами, под проводами ЛЭП, делал такие глиссады, что казалось....все....каюк..., но мотор звенел в утреннем небе без натяга. Как я завидовал этому парню..., а он просто с шиком делалд свою работу, опылял поля, не более этого...
228.80 КБ
я смотрю как вы дышите.

Мировой пожар раздуем!

Вчера загорелось. Я думал,что как лет десять тому назад...тоже горел лес на отрогах горы Кармель, но быстро потушили, хотя неприятно было, я тогда рядом с Денией работал, огонь неподалёку был, но ветра не было. Сейчас сильный ветер и пожар сильный соответственно да ещё при нашей засухе и +30С. Перекрывают дороги, потом открывают, по ящику нон -стоп комментарии, картинки, новости. Добровольцам велено не суетится. Премьер обратился за помощью в пожаротушении. Первыми прилетели братушки(болгары), ну и с Кипра англичане, хорваты, греки, приехали пожарники из Иордании, Турки прислали своих брандмейстеров, не смотря на все недавние заморочки-их немцы вежливо попросили. Россия обещала к концу этого дня предоставить самолеты и т.п. Итальянцы чего-то помалкивают, наверно у них с Буратинами напряжёнка.
Паники в городе нет. Самолёты гудят. Бензин, электричество-есть. Пиво в магазине свежее.

Reuters Pictures (стырено из сообщества gaza2009)
я смотрю как вы дышите.

Нужна помощь.

Парень сотрудник милиции. Работает в аэропорту города Донецка. У него сесттра заболела. Поможем? Он денег не просит, его сестре просто донор нужен. Есть кто из ментов с Украины? Или просто готовых помочь, а не трендеть.
ссылка на его пост http://kornilo.livejournal.com/21150.html?mode=reply
Перепостите кто сможет. Я первый раз за пять лет существования моего ЖЖ прошу. Очень парню надо, от этого жизнь его сестры зависит.
я смотрю как вы дышите.

Про спецназ.

Спецназовцу легче умереть,
чем каждый день таскаться
на службу.

Все было как в кино. Меня вызвал начальник РУВД. Начальник РУВД полковник милиции Карпов был из сыскарей, а начинал в ястребках на Западной Украине. Цену человеческой жизни знал и по жизни не трусил. Земляных сыщиков понимал и защищал как мог. Правда иногда Правила Большой Игры не позволяли ему это делать. Но он старался. За это ему были благодарны. Легендарные фразы Николая Васильевича: "Где должен начинать свой день сыщик? В пивной, иначе какой он нахер сыщик?", "Если сыщик в кабак жрать ханку ходит значит где-то лаве рубит, сучок поганый, гнать его в шею", "Ишь, гаврилки нацепили! Что под инженеров косите?", "Берите пример с Барбоса, все агенты бабы, а он только третий раз женат!". В кабинете Карпова работал флегматично кашляя кондиционер бакинского производства. Как водится полковник покрутил в руках карандаш.
-Уйдёшь по служебному несоответствию. Понял?
-Понял.
-В этом году, в августе.Collapse )
я смотрю как вы дышите.

Маяковка...32 года тому назад.

Наверно я расист. Чуть не дал в глаз начальнику. Очумел я совсем...
Да не об этом вовсе, а о Анатолии Маркуше.
Наша с женой приятельница Лена обладала папой -членом ЦК КПСС и свекром(таки исправил! спасибо)-командующем военнно-морской авиацией СССР, что позволяло летать в Крым, там покупаться, и к вечеру на его самолёте, вернуться на радость папе и и маме.
Маркуша жил напротив, был пьяницей и писателем. И до этого летчиком. И летчиком испытателем...Потолки на Маяковке были высокие. Члены партии вздымали рюмки за советский народ и КПСС, мы с Толей пили, что бы все вернулись на землю. Такой у него был тост. И был он из поколения 1921 года, если вам это что-то говорит...
-Какой ты к ебиням офицер, ты замполит в душе... Надо тебе прыгнуть.
И я прыгнул с трясучего фюзеляжем ДОСАФоВского кукурузника, задница болела от Толиного пинка, подмышки резало, бок саднил.
-Ну с крещением.
И мы выпили, потом ещё.
-Не, Барбосыч, в истребители ты не годишься. Я по морде вижу, ты сначала стреляешь, а потом думаешь...Не шахматист, ты короче.
я смотрю как вы дышите.

Авиатор и Подводник.

Палыч любил рыбалку. Но это редко удавалось. Вы пробовали ловить рыбу из подводной лодки? Нет, конечно. Палыч тоже идиотом не был. Был капитаном третьего ранга и штурманом от Бога. Был любим и обласкан начальством.
*******************************
Петрович был невысокого роста, терпеть не мог море. Потому что у него сорвало поплавок, когда он лихо на редане хотел подскочить к причалу. Это летное происшествие громко обсуждалось. Девушка ради которой был затеян этот рискованый трюк, громко смеялась, вскидывала руки и хлопала по коленкам. Коленки были красивые. Да и девушка тоже.
Три часа Петрович слушал Георга Отца "Смейся паяц над разбитой любовью." Боль прошла, осадок остался. Тяжело невысокому человеку найти себе подругу жизни.
************************************
Палыч и Петрович дружили. В полярной авиации и на подводном флоте свои законы дружбы. Друг это Друг. Этим все сказано. Если Палыч просил Петровича подбросить на клёвое место, то последний высаживал его на берегу заливчика. На обратном пути забирал его и слушал рыбацкие истории. Потом они выпивали и травили байки. И было им хорошо.
************************************
Петрович познакомился в Питере с Викторией, когда он морщась от боли в ногах рассматривал картину какого-то Матиса.
-Гомики наверное-думалось ему, глядя на красные фигуры. Больше ему понравились скульптуры Майоля, клёвые тётки, жопастенькие.
Виктория была хрупкая, но корма у неё была! Как у скульптурных тёткок. Петрович рассказывал ей о полярных льдах, о грохоте льдин, о караванах, которым он указывал дорогу.
Виктория ему понравилась. Виктории Петрович понравился тоже, такой крепенький, как гриб боровичок. И говорит смешно.
Целовались они самозабвенно.
************************************
Викторию он должен был встретить в аэропорту. Свадьба была назначена на вечер пятницы. Срочный вылет был неожидан.
-Да, ладно-сказало Начальство-Один подскок, вечером домой, а на следующий день встречай невесту.
Север, есть Север. Погода была нелетной. Категорически нелетной.
******************************
Подводная лодка готовилась к отплытию. Палыч уломал командира. Ночь ходу, утром на базе, а там на "Газоне" максимум час. Делов-то.
Петрович завалился спать, благодаря Бога, что есть друзья на белом свете.
Ночью пришел секретный сигнал. Командир распечатал указанный в шифровке конверт. Лодка ушла в автономное плаванье на две недели к Северному полюсу.
Доктор торжественно принес 500 грамм спирта, командир вздохнув отдал бутылку "Двина", офицеры скинулись кто чем мог.
Когда Петрович открыл глаза и осознал, то потребовал Георга Отца.
Просьбу исполнить не могли, режим молчания.
-Смейся подводник над разбитой любовью-выдохнул авиатор.
Его выхлоп гулял по отсекам. Нозри матросов трепетали.
**************************************
Виктория в последний момент передумала и осталась в Питере. Городе музеев, поребриков и многообещающих женщин.
Петрович и Палыч месяц не разговаривали. А потом Петрович позвонил и невозмутимо сказал
-Слышь, я тут место знаю- клёв там!
И они полетели.
я смотрю как вы дышите.

Жалко, что я не журналист.

МЧС России срочно спасла и доставила граждан России в аэропорт Шереметьево из пылающего Бейрута.
Здравствуй Москва, нас теперь больше!-говорит спасёная.
снимок сделан в 17.05,сегодня. Правительственный канал РТВ.


Collapse )
Collapse )

Говорит и показывает Ливанский канал LBC американское кино из пылающего Бейрутаснимок сделан спустя пять минут.
Кто возьмёт меня на работу? В очередь, господа!
я смотрю как вы дышите.

Город Хоп и немножко Гяп

В аэропорту мы почувствовали сладковатый запах гниющих фруктов. Было солнечно и жарко. Ветерок гонял пыль. Хотелось чихнуть, но не получалось, только морщился нос и слезились глаза. Сиденья милицейского козлика были горячими, водитель улыбчив и бросая руль широко разводил руками,показывая на улицы, застроеные однотипными, кондовой советской постройки домами.
Показав на здание казарменного типа, резко выделяющиеся на фоне панельных домов.
-А здесь Керенский учился, давно, еще царь был-торжественно произнёс наш гид.
Тут же спросил:
-Алишер Навои знаешь?
Здание местного МВД было суровым, окна были похожи на бойницы. Начальник Управления сплавил нас местному сыскарю. Тот появившись из дверей приёмной, произнес
-Хоп.
В его кабинете нам было сказано, что надо пить чай.Обычай.
-Хоп
Чай был в фарфоровом чайнике. Терпкий и без сахара. Осилили.
-Хоп
И нас устроили в гостинице.
-В обед плов. Хоп?
-А когда обед?
- Сейчас.
После обеда не хотелось двигаться, хотелось лежать и слушать журчание воды.
-Вечером ужин.Шашлык, русский чай и гяп. Хоп?
Усилием воли мы собрались и поехали делать то, за чем нас послал родной МУР.
Вечером был обещаный шашлык, водка в чайнике-русский чай, просто чай. Много разговоров и туманных намеков-короче гяп.
Через сутки нас провожали на самолет. Пакет с фруктами, две стекляные банки в которых лежали куски баранины залитые салом и пиво -это что бы скучно не было.
-Прилетайте. Хоп?
-Хоп-облегченно сказали мы и открыли пиво в самолете. Потом мы решили попробовать баранину. Запили её остатками пива.
Мне снился Ходжа Насредин, Алишер Навои и Рашидов-пьющие чай.
Выйти из самолета было сложно. Сало и баранина слиплись в желудке с пивом. У них был гяп. Вы ходили когда нибудь с гирей в животе? И не пробуйте. В аэропорту у буфетной стоки мы пытались что-то сказать. Говорить было тяжело.
Но мы сказали заветное слово из трех букв;
.
-Чай.
Буфетчица посмотрев на нас сердобольным взглядом, подала теплое пойло в липких гранёных стаканах.
-Хоп-выдохнули мы попив тепленького. Отлегло.Народ в конторе крутил у виска пальцем, глядя на непрерывно кипящий чайник в нашем кабинете. Стакана чая хватало на час. Потом сало, баранина и что-то там еще вступали в гяп. И нужна была новая порция горячего.
А вы говорите-Ташкент город хлебный. Неправильно это.
Хоп!
я смотрю как вы дышите.

Фактория.

Свозить меня на факторию, я клянчил давно. Мужики дымили едкими папиросками "Север", похлопывали меня по плечу, ответ был один
-Чего там под ногами путаться. Да и оказии нет.
Я выклянчил. Внутри АН-2, на грязном полу лежали сети с пенопластовыми поплавками, ящики с патронами, тушенкой, мешки с мукой,принайтованые бочки с горючим. У меня на голове драная ушанка, сверху телогрейки натянут дождевик,старый с прожженой полой, брезентовые штаны, на ногах гордость- охотничьи сапоги.
-Курить только в пилотской кабине-предупреждает невыспавший бортмеханик. И мы летим.
Показалась большая вода по которой заскользил, приводнившись наш самолет.
Фактория стояла за валунами. Сизая изба. Два небольших стожка. Редкий ельник неподалеку. На отмели баркас и долбленка. Там же на кольях растянутая для просушки сеть. Расторопно разгрузились и самолет улетел на следующую факторию.
-Ну давай знакомится будем. Хозяин высокий, костистый мужик ведет в дом. Следом бегут охрипшие от лая две собаки.
На столе самовар, в мятых мисках квашеная рыба, грибы, домашний горячий хлеб, чей аромат неслышно разнесся по округе. Торопливо выкладываю гостинцы:пакет с сушками, конфеты, десяток пачек сигарет,плиточный чай, городскую колбасу. Ставлю бутылку спирта.
Федор Иваныч приносит котелок с ухой. Разбавляет спирт. Сам пьет пуншик-чай с разбавленым спиртом. Мы едим, выпиваем, говорим о том о сём. О себе он не рассказывает, жалуется на план, вездесущих туристов, геологов, распрашивает о городе, новостях. Потом ведет показывать свое хозяйство. Нежно гладит шкурки белеющие мездрой,рассказывает о капканах, в амбаре висит сушеная рыба, легкий ветерок колышет её и раздается тихое шуршание.
Увидев его ружья я выпалил все свои куцые теоритические знания, важно произнося:экстрактор, энжектор,Зауэр, Франкотт, еще какие-то названия и термины почерпнутые в охотничем магазине на Неглинке и пары книжек Сабанеева. Иваныч улыбается. Засыпаю с трудом, мешает Белая ночь и комары. Днем прилетает самолет. Федор Иваныч получает накладные, что-то пишет слюнявя кончик химического карандаша. Мы грузим мешки с рыбой.
Рукой он нам не машет, из забрызганого водой иллюминатора я вижу как пригибаясь он тащит сеть в лодку.
Как закинула его судьба в факторию не знает никто. Больше я его не видел. Иногда мне хочется иметь свою факторию. Но потом ловлю себя на мысли, а вдруг апендицит? И течение суматошно-бестолковой жизни опять подхватывает меня и тащит, тащит. Куда и зачем, хотелось бы знать.